16+
  • $:89.0658
  • €:95.1514
Вс 16 июня, 17:59, °C,

ЕГО ВЫБОР

«Разберись, кто ты — трус иль избранник судьбы?» Может быть, эта строчка из «Баллады о борьбе» любимого им Владимира Высоцкого стала во многом определяющей — поразив приятелей и знакомых, урюпинец Олег К. пошел в добровольцы, чтобы отправиться в зону проведения специальной военной операции.
Ему пятьдесят пять: у него взрослые состоявшиеся дети, красивая жена, великолепная квартира, классный автомобиль, солидная по урюпинским меркам зарплата. Как можно и, главное, зачем это благополучие и сытую жизнь менять на передний край, окопы, обстрелы — словом, на все тяготы и лишения военной службы?! Его отговаривали и убеждали отказаться от своей затеи, но Олег оказался непреклонен.
— Хочу помочь нашим. Надоело спорить со всеми этими диванными аналитиками в интернете, доказывать что-то кому-то. Мне, по крайней мере, стыдно не будет — в тылу отсиживаться не собираюсь, — говорит доброволец.
Его решение всё же приняли в семье, поддержал и бывший ротный, с которым недавно выходил на связь (двухгодичную срочную службу в Советской армии Олег прошел в 80-х годах). Приехавшие с военной спецоперации друзья, рассказывая о боевых действиях, посоветовали, что из снаряжения сразу лучше взять с собой: рюкзак, плащ-палатку, фонарик и другую амуницию. Так что сборы были не слишком долгими. А в хорошей физической форме он давно.
Хотелось, если уж получится, побывать в Харьковской области — там, в селе Хотомля Волчанского района похоронен его дед, Григорий Семенович, погибший в апреле 1942 года в жестоких боях Великой Отечественной войны. Если, конечно, от братской могилы с обелиском, под которым лежит дед, что-нибудь осталось — на современной Украине такие захоронения с памятниками, как известно, не жалуют…
А еще запомнилась история, рассказанная другом, участником СВО, весной вернувшимся домой. В Бахмуте наши вытащили семью из-под обстрела — маму с дочкой начального школьного возраста. Вывезли в безопасное место, покормили, уложили спать. Утром девочка, проснувшись, спросила у матери: «Ма, а теперь можно?» «Можно!» — ответила мама. И девочка во весь голос и от души затянула «Катюшу» — там, где они с мамой жили, такие песни петь запрещалось…
Вот за это и идет воевать Олег. За то, чтобы никто не тревожил могилы, где вечным сном спят деды-герои. А еще за то, чтобы вместо него не ушел воевать молодой незнакомый паренек. И за то, чтобы дети, никого не страшась, могли в полный голос петь любимые песни. И, конечно, за наших, ведь наших без помощи оставлять никак нельзя — это мы усвоили еще в детстве!
Наш корр.

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS