16+
  • $:64.4156
  • €:71.8427
Пт 24 мая, 16:16, +24°C, облачно с прояснениями

В тылу не отсиживались

Уйти во время дежурства погулять на два часа в горсад, искупаться на Хопре в рабочее время, грубить старшим по званию — мыслимое ли такое поведение для любого офицера, тем более во время войны? Старший лейтенант Алексей Баранов, инструктор военной подготовки учащихся Урюпинского райвоенкомата, такими вопиющими действиями добивался отправки на фронт, хотя в два счета мог угодить под трибунал. Что мы знаем о тех, кто в те суровые годы работал в военкомате? «Отсиживаются тут, в тылу!» — так нередко их попрекали за глаза, а то и в лицо. Но разве заслуживали они такие упреки? Вот несколько историй.


Первым из фронтовиков в штате местного РВК стал младший лейтенант Иван Санеев, в мае 1942 года назначенный на должность начальника 2-й части военкомата. Уроженец Кагановического района Сталинградской области (так тогда назывался современный Суровикинский район) 27-летний Иван Санеев в июле 1941-го, когда Красная Армия отступала почти по всем фронтам, участвовал в тяжелых наступательных боях на новоградволынском направлении. Здесь Иван был тяжело ранен в грудь, ногу и руку. В военкомате занимался учетом и призывом, сопровождал призывников в части, руководил санитарной дружиной и командой выздоравливающих. Осенью 1945-го по представлению облвоенкомата лейтенант Санеев был награжден медалью «За отвагу».
Ленинградец Павел Сорокин, кадровый военный, капитан, в нашем военкомате был начальником 3-й части — по долгу службы он помогал инвалидам войны, женам военнослужащих, следил за состоянием воинских захоронений. До того, как заниматься всем этим, воевал — осенью 1941-го при обороне Петрозаводска комбат Сорокин получил тяжелые множественные осколочные ранения в грудь. Комбат тогда был чуть старше сорока. После войны он перевелся на службу в родной Ленинград. В 1951-м награжден орденом Красной Звезды.
Родом из Киевской области был младший лейтенант Иван Сыч, кавалерист, командир взвода эскадрона связи. Летом 1941-го в возрасте 27 лет он сражался в Белоруссии. В его наградном листе говорится о том, что во время атаки вражеской батареи комвзвода Сыч уничтожил две пушки, был ранен осколком мины в плечевую кость. В военкомате Иван Сыч работал инструктором всевобуча и командиром пункта всевобуча Тепикинского сельсовета. За хорошую работу не раз получал благодарности от военкома. А после войны награда, как водится, нашла героя — на груди Ивана засияла медаль «За отвагу».
Лейтенант Михаил Дудин заместителем командира пулеметной роты оборонял Сталинград. Во второй день контрнаступления, 20 ноября 1942-го, получил тяжелое ранение головы и контузию. Ему было 33 года. В Урюпинском РВК он готовил молодежь к военной службе, участвовал в лагерных сборах, сопровождал призывников, выявлял тех, кто уклоняется от призыва. Лишь в 1947-м лейтенант Дудин был отмечен медалью «За боевые заслуги».
Те же задачи, что и Дудин, в военкомате выполнял гвардии лейтенант Алексей Кумпан, инструктор военной подготовки учащихся. В жестоких боях в большой излучине Дона летом 1942-го года на Сталинградском фронте лейтенант Кумпан сходился с немцами в рукопашной схватке. Попав под пулеметный огонь, был ранен. В том году лейтенант справил свое двадцатилетие. Через пять лет после этого боя Алексея наградили медалью «За отвагу».
Уроженец Урюпинска, старший лейтенант Алексей Мельников в той же должности, что и Кумпан, в военкомате проработал лишь две недели в сентябре 1943-го, а затем его перевели в Серафимовичский РВК. В армии — с 1937 года. Воевал под Ленинградом, в горах Кавказа. В горных условиях донесения доставляли посыльные, и Мельников, будучи посланным к командующему, встретил группу солдат противника и вступил с ними в бой. В ходе перестрелки был ранен в ногу с переломом голени. Как и коллег, его наградили после войны — орденом Отечественной войны второй степени. В 1945-м бывшему военному связисту Мельникову исполнилось тридцать лет.
А теперь вернемся к хулиганистому старлею Алексею Баранову. Как-то он отказался выполнить и распоряжение получить масло для смазки оружия. Всё это попахивало не то чтобы дисциплинарными проступками, но даже воинским преступлением. В Урюпинск офицер прибыл в апреле 1943-го после полученного на фронте ранения. Может, как фронтовика или по какой-то другой причине военком наказывал его очень мягко, особенно по тем временам, — лишал половины зарплаты, дважды сажал под домашний арест, во время которого Баранов, впрочем, продолжал исполнять служебные обязанности. В конце концов Алексей своего добился — избежав суда, в августе того же 43-го, согласно телефонограмме областного военного комиссара, он был откомандирован в запасную стрелковую бригаду, где готовили пополнение для действующей армии. Дальнейшая судьба упорного лейтенанта неизвестна.
Почти все эти люди родились не в Урюпинске, в наш город попали по воле случая и вышестоящего начальства. Остались ли они здесь, окончив службу или нет, неизвестно, и старожилы о них ничего не расскажут — уж больно много лет прошло с тех пор. Фотографий, и тех тоже нет, сохранились лишь наградные листы и другие скупые документы. Но ясно другое — каждый из них честно выполнял свой долг там, куда направляла Родина, не роптал на судьбу, переносил боль ранений и упреки вдов, ничегошеньки, естественно, не знавших о том, что они тоже воевали, а не отсиживались в тылу за чужими спинами. И пусть эта газетная статья сохранит добрую память об офицерах-фронтовиках Урюпинского райвоенкомата.
С. ЗАВОЗИН.
(По материалам исследовательской работы «Они остались в строю. Офицеры Урюпинского районного военного комиссариата на фронтах Великой Отечественной войны» учащегося городского лицея Глеба Багило, научный руководитель — учитель истории и обществознания Николай Серебряков. На недавних краеведческих чтениях эта работа заняла первое место).

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS