16+
  • $:73.2351
  • €:85.9560
Пт 14 августа, 14:59, +21°C, переменная облачность

Непляжный сезон

«Сезон открыт, а купания нет? Что же это такое?» — с таким вопросом урюпинцы обращаются к нам уже вторую неделю. Люди переживают: не то в Хопре появилась зараза, не то на пляжи и вовсе нельзя приходить, ведь ограничения по коронавирусу продлены до августа. Объясняем положение дел: отдыхать на пляжах можно с 25 июня. Но купаться — увы, запрещено. Почему — расскажем ниже.


Омовения под запретом всюду — на Хопре, в озёрах и прудах. Хотя наши читатели искренне удивляются этому, на первый взгляд, бюрократическому парадоксу, этой проблеме уже не один год. Мы переговорили со всеми ответственными инстанциями и попытались разобраться в ситуации с местами отдыха у воды и на воде.
МЕСТ НЕТ
Не будем прятать шило в мешке: мест отдыха на воде у нас нет. Есть так называемые дикие пляжи, где редкими разливами намывает естественный песок и люди массово лезут в воду. Но делают они это на свой страх и риск. Да, с 25 июня в Урюпинске открыт купальный сезон. Но купальным он только называется: купаться разрешено в специально оборудованных местах — они по закону и называются пляжами. Те же «пляжи», которые есть у нас, не что иное, как места отдыха у воды. То есть можно прийти, расстелиться на песочке и… ни разу не искупаться. Звучит неправдоподобно: это наш-то человек в этакую жару — и не заплывёт? Заплывёт, но по закону будет правонарушителем: теоретически за такое можно даже штрафовать (размер штрафа — от 500 до 4000 рублей).
ЕСТЬ ОДНО МЕСТО
На вопрос, почему нельзя купаться на местных пляжах, нам ответил начальник отдела ГО и ЧС Максим Двадненко:
— Организовать безопасный массовый отдых на воде можно только в местах с пологим берегом. В границах города на всём протяжении Хопра есть только одно такое место — это так называемый «военный» пляж. Но из-за соседства с очистными сооружениями купание там запрещено — в соответствии с областным постановлением.
Как это — «одно место»? А как же городской пляж? — спросит раздосадованный читатель. Для чего понтон-то ставили? Объясним, в чём коллизия. «Городской» находится на территории Урюпинского района, это другой муниципалитет. То, что понтонный мост продолжает содержать город (переправа состоит на балансе МУ «Благоустройство и озеленение»), скорее, традиция и некий акт доброй воли по отношению к жителям Урюпинска — основной массе любителей полежать на песке «городского». Боимся шокировать читателей, но на этом песке даже лежать, по идее, не полагается.
— Потому что «городской» пляж не является местом массового отдыха, — отрапортовал начальник уже районного отдела по делам ГО, ЧС и мобилизационной подготовке Александр Зенин.
Иначе говоря, у «городского» нет даже тех птичьих прав, которые есть у «военного» и небольшого пляжика на озере Подпесочном (у переулка Льва Толстого). Хотя там есть областная спасательная станция, она к теперь уже, выходит, совершенно дикому пляжу не имеет никакого отношения. Спасатели сами благоустраивают территорию, обследуют дно — по сути, на общественных началах.
БУКВА ЗАКОНА
Ну хорошо, успокоится читатель. Бог с ним, с «городским». Но «военный» — при чём тут очистные? Они же ниже по течению! Здесь чиновники тоже находят ответ — то самое областное постановление, которое упоминает Максим Двадненко. Оно вышло в феврале 2014 года и утверждает, в общем-то, важные и нужные Правила охраны жизни людей на водных объектах региона. В пункте 8.4 чёрным по белому написано: «Пляжи располагаются на расстоянии не менее 500 метров выше по течению от места спуска сточных вод». А у нас до них — рукой подать.
НЕ ОЧИСТНЫМИ ЕДИНЫМИ
Ограничение по сточным водам в нашем случае, может быть, и можно было бы обойти — и в Роспотребнадзоре нам это косвенно подтвердили. В конце концов, с очистных в Хопёр течёт вода, прошедшая несколько стадий глубокой очистки. Но дело в том, что 500 метров до трубы — лишь одно из многих требований к пляжам.
А нужно: спасательный пост — раз (он есть только на «городском»). Очищенное дно — два. Дно у нас, кстати, обследуют — неофициально (понимая, что люди всё равно полезут в воду, ставят даже предупреждающие знаки на ямах). Контроль качества воды и песка — три. Наконец, водная и береговая инфраструктура: от буйков и ограждений до раздевалок, туалетов, душевых и мусоросборников. Это уже четыре. Наша проблема (а может, и счастье) в том, что Хопёр — незарегулированная река, на ней случаются разливы. И потому владельцу пляжа всю описанную инфраструктуру придётся каждый сезон собирать и увозить на хранение в другое место — чтобы её просто-напросто не смыло по весне.
Проблема, впрочем, не только наша: даже в миллионном Волгограде на весь город сейчас один официальный пляж в Красноармейском районе, и тот появился только в прошлом году.


САМАЯ «ЧИСТАЯ» РЕКА
Но вернёмся к качеству воды. С этим у нас, оказывается, тоже не всё радужно, если верить местному отделу Роспотребнадзора. Хопёр — проточный водоём, поэтому пробы воды ведомство берёт на анализ каждые две недели. И если, например, в начале июня в них не было никакой патогенной флоры и все ПДК были в норме, то в середине месяца появились холероподобный вибрион и сальмонелла. Наталья Дубовая, начальник подразделения, говорит, что, скорее всего, в реку попадают бытовые и сельскохозяйственные отходы. Результаты анализов конца июня пришли из Волгограда буквально на днях — патогенной флоры ни в Хопре, ни в Подпесочном снова не найдено. Как говорится, слава Богу, но для нас важно другое: даже на официальном пляже купание будет запрещено, если в воде обнаружатся следы опасных химикатов или «плохие» бактерии.
И ГДЕ ЖЕ КУПАТЬСЯ?
Фактически, без запретов, — негде. На «военном» мешают очистные и нет спасателей, на озере вообще ничего нет, кроме лавочек-грибочков, а пресловутый «городской», который больше других напоминает именно пляж, неинтересен для Урюпинского района как владельца территории.
— В том, чтобы пляж там обустроили районные власти, нет никакой логики: наше население разбросано по хуторам и станицам, — пояснил нам Александр Зенин.
А если задуматься: ведь был когда-то городской настоящим пляжем, в отличие от того же «солдатского» или «жоговского». Там ровняли песок, было летнее кафе, огромная беседка, даже фонтанчики с питьевой водой когда-то были (кто-то их теперь помнит!). Конечно, и стандарты, и запросы в те далёкие годы были другими. Но что мешает возродить былое на современном уровне? Думается, что город и район могли бы решить этот вопрос совместными усилиями. Кабинеты глав и большая часть отделов размещаются в одном здании, а земля под пляжем может при желании сторон поменять собственника (или получить нового пользователя). Ясно, что всё упирается в деньги: организация полноценного пляжа — дело трудоёмкое и затратное. Но дорогу осилит идущий, и как знать — может, игра стоит свеч?
Д. СЕЛИВАНОВ.
Фото автора.

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS