16+
  • $:76.9808
  • €:92.2307
Сб 17 апреля, 07:27, +9°C, облачно с прояснениями

Сталинград и дети

В истории Великой Отечественной войны великое множество событий. Сегодня мы осветим факты, о которых нам поведали сотрудники городского краеведческого музея. Распаковав папки военных лет, они узнали много интересного о работе Урюпинского спецдетдома, спасавшего детей из горящего Сталинграда.


ПЕРЕЛОМНЫЙ
МОМЕНТ
В 1942 году боевые части Красной Армии защищают Сталинград, а тыловой Урюпинск обеспечивает страну тушенкой, корпусами для мин и снарядов, принимает в госпиталях раненых бойцов. На Урал эвакуирован Урюпинский крановый завод, на подходе демонтаж мясоконсервного завода — его в спешном порядке нужно переправить в недосягаемую для фашистов Алма-Ату.
19 ноября начинается контрнаступление советских войск под Сталинградом. На территории Сталинградской области создаются сорок детдомов. Один из них — в Урюпинске. Главный корпус размещают на улице Коммунистической, 7. Сюда привозят из Сталинграда мальчиков-подростков, здесь же находятся канцелярия, столовая и кладовая часть.
Дошколятам достался дом на улице Ольховской (ныне это улица Черняховского). Где точно находилось это здание — неизвестно. Третий корпус разместили по улице Чапаева, 19 (сейчас тут межпоселенческая центральная библиотека). В этом отделении сформированы две группы малышей и группа для взрослых девочек.
В ноябре в Урюпинск привозят первых двадцать детей. Весной 1943-го на урюпинский перрон прибывает полный эшелон с испуганной и истощенной детворой. Какофония звуков на привокзальной площади сжимает сердца урюпинцев: гудки паровоза, крики детей, причитания женщин сливаются в разноголосый раздирающий гул.
Детей отправляли на санобработку, одежду сжигали — это был единственный способ борьбы с болезнями и инфекцией. Одеть детвору было не во что. Поэтому всех оборачивали в постиранные в щелочи простыни. Одёжку собирали всем миром — кто старенькие рубашки принесет, кто-то ботиночки или сандалики.
Не было и посуды. Работники мясоконсервного завода сделали из жести примитивные чашки для еды. Торговые конторы отовсюду собирали старые стулья и скамейки. ДОСААФ передал детдомовцам металлические кровати без сеток. Досок не было, рубили и вязали хворост, а матрасы набивали колючей соломой. Для экономии места самых маленьких воспитанников укладывали поперёк матраса — по пятеро на одну кровать.
— Из архивной папки № 420 стало известно: детдомовцам помогла выжить корова, молоко ребятишкам давали по очереди. Помогали учреждению урюпинские предприятия и колхозы. Так, колхоз «12 лет Октября» выделил детдому 30 гектаров земли, — рассказывает Айгуль Полевая, заведующая отделом по научно-методической работе музея. — Семена собирали у горожан, за огородом ухаживали все вместе.
Рядом с детворой были воспитатели и вожатые — герои того времени. Они не только учили жизни и наукам, но и лечили, исцеляли души, отогревали детские сердца. Пухлая папка № 11, которую нам показала Айгуль Полевая, хранит воспоминания урюпинских приёмышей.
— Валя и Аня Сидельниковы всегда тихо гуляли по коридору. Но тишину часто обрывал крик: «Валя упала!» Воспитательницы и дети, выбегали, чтобы спасти девочку от очередного сердечного приступа. Такая болезнь возникла у ребенка от пережитого на войне горя, — рассказывает Айгуль, перелистывая пожелтевшие от времени странички.
ВОСПОМИНАНИЯ
Колю Дивизова привезли в детдом с оккупированной немцами территории. На его глазах немец выпустил в его трёхлетнего брата обойму из пистолета. Коля дотащил мёртвого братишку домой. Взрослые сказали, что брат уснул навсегда.
Лидочку Нагайцеву воспитатели приняли за немую. Она долго не могла говорить после пережитого. Мама Лиды была за Волгой, когда началась бомбежка. Зная, что дети дома одни, мать привязала к доске четырёхмесячного сынишку и вплавь отправилась через Волгу. Малыш умер от переохлаждения. В одну из бомбежек вся семья спряталась в землянке. Авиабомба взорвалась во дворе. Осколками ранило несколько человек, в том числе и Лиду.
Галя Крыжановская в пять лет была с седыми волосами и ходила с трудом. «От голода у нас с сестрой гнила кожа, а ноги распухали. По ночам мама выползала из убежища, добиралась до помойной ямы, куда немцы сбрасывали очистки и огрызки. Когда меня впервые искупали, то увидели в волосах седину. С пяти лет с седой прядью и ходила» — так однажды описала свои переживания повзрослевшая Галина.
СПАСАТЕЛИ
ДЕТСКИХ СЕРДЕЦ
Многих приходилось учить заново. Аллу Шишову нянечки и вожатые постепенно приучали к воде. Девочка не могла переходить мост через Хопёр — она видела, как горела Волга и тонули пароходы, на её глазах утонула мать. Вожатым приходилось прикрывать ей лицо платком во время пионерских походов через реку.
Юрочку Жорина спасали тем, что давали карандаш и просили нарисовать свои мечты. Повзрослев, он вспоминал, как гладил ладони раненой матери и повторял: «Мама, не умирай!» Но чуда не случилось. В детском доме он мечтал: когда прогонят фашистов, нарисую большую картину, где будет красивый город с аллеями, парком, и в нем обязательно будут карусели, яркие клумбы с цветами.
Сведения о педагогическом составе спецдетдома скудны. Известно, что Галина Евгеньевна Краснова с 1943 по 1970 год работала в этом интернате. Есть информация о директоре Валентине Фёдоровне Бурцевой и пионервожатой Елене Фёдоровне Фоминой, известной урюпинцам как мама Лёля.
Закончилась война, разлетелись по стране повзрослевшие дети, некоторые нашли своих родных. А старые папки краеведческого музея сохранили фотографии и документы тех лет — свидетельства того, как работал Урюпинский детдом, выполняя свою задачу и долг перед погибшими сталинградцами.


Л. ФИЛИППОВА.
Благодарим за помощь в создании материала автора проекта «Дети Сталинграда» Айгуль Полевую, сотрудника УХКМ.
Тематический ролик «Дети Сталинграда» размещен на официальной странице УХКМ в соцсетях (https://ok.ru/museum1968).

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS