16+
  • $:78.7847
  • €:92.4302
Пт 02 октября, 00:16, +15°C, ясно

Хуторской «гипермаркет»

На 97 хуторов Урюпинского района приходится 108 магазинов — такие цифры привели в районной администрации. Вроде бы немало, но есть места, где торговых точек нет вовсе: открывать их невыгодно. Спасают автолавки, которые обеспечивают селян самым необходимым. В рейс с одним из таких «гипермаркетов» на колесах отправился и корреспондент «Урюпинской правды».


САМА ЗА БАРАНКОЙ
Разъездной торговлей Наталья Колосова (на снимке сверху) из хутора Криушинского занимается уже пятнадцать лет. Начинали ездить по сельским далям с мужем Сергеем, одно время был наемный водитель, но с ним и без того не слишком прибыльный бизнес нес убытки. Несколько лет назад супруг «ударился в скотину»: завел коров, свиней, птицу, и Наталье пришлось самой сесть за баранку уазовской «буханки». В автолавке она и водитель, и грузчик, и продавец.
Рабочий день начинается рано: в 6 утра машина с прицепным прилавком загружается товаром и через поля отправляется к сельским покупателям. В 7.30 она уже обслуживает первых хуторян.
— Больно долго вы едете, — слегка попеняла нам Наталья, которую мы догнали в хуторе Серковском. — Я уже с утра в Большинке успела всех отоварить.
Тут-то и выяснилось, что места в автолавке для нас не найдется, все занято коробками с товаром. Пришлось «упасть на хвост» внедорожному магазину.
САМЫЕ ХОДОВЫЕ — ХЛЕБ И «КОШИНАЯ» ЕДА
Отправляемся в хутор Сычевский, во времена последней переписи тут насчитали 63 человека. Сейчас, конечно, меньше и те, в основном, старики. Молодежи, как говорят, тут ловить нечего. Редкие домишки растянулись на несколько километров. Газа нет, ФАП пустует. Из цивилизации: цифровое телевидение, таксофон и новенькая детская горка, которая поросла бурьяном.
Останавливаемся. Местные бабульки уже дожидаются на скамеечке. Они и есть основные клиенты автолавки — у них пенсия каждый месяц. Тем же, кто помоложе, приходится перебиваться калымами. Завидев корреспондента с камерой, пенсионерки сначала смущаются, а затем, пользуясь моментом, рассказывают о трудностях своей жизни.
— Напиши, что ничего у нас нет: ни магазина, ни моста, ни дороги, ни автобуса, — дает мне наказ Надежда Константиновна Зенина. — Чтобы в Урюпинск съездить, пешком идем к асфальту или нанимаем машину за тысячу рублей. Спасибо Наташе, только она нас и выручает, не бросает.
В Сычевский автолавка заезжает раз в неделю, поэтому жители отовариваются основательно: берут хлеб, макароны, крупы, консервы. Популярны у селян пирожки и прочая выпечка. Вообще же в автолавке есть почти все то же, что и в обычном магазине, да и ценник почти такой же. Хлеб, например, по 27 рублей, молоко — 56 рублей за пакет, картошка — 40 рублей за кило. Сильно задирать цену не позволяет совесть, богатеев в хуторах нет. Вообще же привезти могут почти все, что попросят, без лишней накрутки. Расплатиться можно и банковской карточкой, Интернет, правда, ловит не везде, так что порой приходится бегать по хутору в поисках связи. Товар Наталья часто отпускает в долг, знает — с пенсии обязательно отдадут. Так что бизнес у Колосовых, можно сказать, социальный.
— Наташа, не забудь, пожалуйста, в следующий раз кошиный корм привезти — хвостатые совсем меня одолели, — просит на прощание Зинаида Владимировна Караваева. — И перловку, рассольник хочу сварить.
На следующей остановке — еще две пожилые покупательницы.


— Не снимай меня, ради бога, — отмахивается от фотоаппарата пенсионерка, представившаяся тетей Машей (на снимке). — Не хочу я ни в какую газету.
Своей жизни она стесняется, что ли? Тетя Маша берет к чаю сухари с изюмом, а к автолавке подходит босой молодой человек с чумазым сынишкой за руку. Александр, как доверительно поведали сельские бабушки, многодетный отец, перебивается случайными заработками.
— Ты не думай, мы здесь не бедствуем, — расслаблено потягивается он. — Вот сейчас куплю чего-нибудь пожевать и вообще хорошо будет.
В ЛЮБУЮ  ПОГОДУ  И БЕЗ  ВЫХОДНЫХ
«Уазик» переезжает по хлипкому мостику через закисшую речушку и возвращается в Серковский. «Сейчас вам баба Зина всю правду поведает», — говорит Наталья, завидев одну из постоянных покупательниц. Зинаида Павловна Кумскова сначала рубит с плеча и говорит, что в деревне одни алкаши и бездари. А потом добавляет, что, в общем-то, живут они неплохо: пенсия хорошая, на хлеб хватает. Ноги вот только у нее болеть стали, но тут уже ничего не попишешь, все-таки девятый десяток.
— Наташа, семечки-то я забыла взять, — возвращается к прилавку пенсионерка. — Внук просил купить, он у меня маленький. Всего тридцать пятый годок пошел.
В Серковском машина стоит минут двадцать. Кто хотел прийти, уже пришли. Да и вообще четверг в плане выручки слабоват, многие едут на автобусе в Урюпинск и затариваются там.
— Летом работать проще, — рассказывает Наталья о специфике своей работы. — А зимой приходится пробиваться через сугробы, даже «уазик» порой застревает. Беру с собой лопату, откапываюсь. А как иначе? Они же меня ждут, переживают.
Выходных у автолавки почти не бывает, в лучшем случае удается урвать денек в конце месяца.
В Нижнецепляевском, центральной усадьбе Большинского поселения, жизнь идет побойчее. Жителей больше, дома более справные, их в свое время специально для колхоза строили шефы. Главная хуторская улица так и называется — Шефская.
Разговорчивая тетя Люба рассказывает о сельских буднях. Сама на пенсии, муж-пенсионер работает водителем в местном СПК — «тринадцатая» зарплата неплохая.
— Наташа, взвесь мне колясочку колбаски, — просит женщина. — Муж не велел брать, но я себя побалую.
Мальчонка лет четырех протягивает выданную старшими сторублевку — пришел в автолавку за соком.
СОЦИАЛЬНЫЙ БИЗНЕС
Наталья обслуживает последнего покупателя в Нижнецепляевском и наконец-то находит пару минут для корреспондента.
— Непростая работа, — признается девушка. — Многие пробуют заработать на разъездной торговле, но остаются в этом деле единицы. Да и, кроме меня, до этих хуторов никто сейчас не добирается. На жизнь можно заработать, но не разбогатеешь. Раньше получше было, но старики вымирают, а молодежь в хуторскую глушь не рвется. Но делать нечего, за пятнадцать лет все стали своими. Как их бросишь?
«Уазик» отправляется дальше по маршруту — надо поскорее объехать еще несколько хуторов. Глядя ему вслед, я подумал: какое все-таки большое дело делает эта девушка для селян. Да, она привозит им хлеб, крупы и прочие нехитрые продукты. Но, кроме этого, старики получают внимание и доброе слово. Для них это — самое главное.


Д. ХОМЮК.
(Публикуется в рамках проекта «Предпринимай!»)

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS