16+
  • $:64.3008
  • €:69.4191
Вт 25 февраля, 18:23, +1°C, облачно

Возобновляя жизнь

…В кармане зазвонил мобильник. «Ты где?» — спросил приятель. «В реанимации», — машинально ответил я. И тут же пришлось объяснять, что я здесь, слава Богу, по работе.


Возобновляющий жизнь — так можно перевести с латинского слово «реанимация». Полное название этого отделения ЦРБ — отделение анестезиологии и реанимации с палатами интенсивной терапии. Палаты на двух этажах плюс обеспечение наркозов в других отделениях — хирургии, травматологии, родильном. Отдельное крыло у реанимации появилось сравнительно недавно.
— Раньше мы размещались в операционном блоке на минимальных площадях, — вспоминает заведующий отделением Андрей Желободько. — Лет семь назад по инициативе тогдашнего главы города Сергея Горнякова нам выделили отдельные помещения, сделали в них ремонт. Благодаря федеральной программе, получили новое оборудование — к примеру, компьютерный томограф. Так что именно тогда отделение было создано, можно сказать, с нуля.
В коридоре полнейшая тишина. Если кто и проходит, то только медики — посторонним сюда нельзя. Реанимация — одно из самых закрытых больничных подразделений. В палатах та же картина. Жизнь в обездвиженных пациентах фиксируют мониторы. Особой сезонности нет — отделение востребовано во все времена года, ведь инфаркт, инсульт могут случиться в любой момент, как и травма, полученная в ДТП или где-то еще. Из хирургии поступают больные с тяжелыми формами аппендицита, панкреатита, язвы желудка. А сезонных забот может подкинуть наступившая зима: это для нас она ассоциируется со снегом, для медиков из реанимации — с пневмонией и обморожениями.
Словом, сюда можно угодить с каким угодно диагнозом, всё зависит от тяжести состояния. Жаль, что по реанимации нельзя водить экскурсии и показывать людям, до какого состояния себя можно довести. Совсем неправда, что в нее ложатся только пожилые — хватает и молодых. Ну а осложнению любой болезни способствуют алкоголь и переедание, чреватое ожирением. Так что самый простой рецепт здорового образа жизни, выведенный из сотен, если не тысяч историй болезней, я услышал в этом отделении — поменьше есть и пить спиртное!
Конечно, все эти приборы, дорогая и сложная аппаратура — ничто без человеческого участия. Восемь врачей и тридцать медсестер — штат реанимационного отделения. Если поступил больной в бессознательном состоянии, с большой потерей крови, то от быстроты реакции персонала зависит буквально всё. «Высококвалифицированные, незаменимые, способные предвидеть развитие ситуации. А когда тебя понимают с полуслова, работать намного легче», — говорит о своих подчиненных Андрей Желободько. И добавляет, что те, кто когда-то работал здесь и потом уехал в Москву и другие большие города, успешно трудятся по специальности — это ли не показатель квалификации?
Из тех, кто и сегодня в строю, — старшая медсестра Марина Буйвалова, медсестры Нина Зотьева, Оксана Насибулина, Татьяна Устинова, Людмила Рвачева. Все, как характеризует их заведующий, специалисты высшего пилотажа. Свой опыт они передают молоденьким коллегам, среди которых Юлия Чубенко, Ольга Воробьева и другие девочки. Молодыми докторами когда-то пришли в отделение Станислав Коробкин и Владислав Неговоров, а стаж каждого из них достиг уже пятнадцати лет.
Пройдет еще столько же и намного больше, но кто-то, придя на смену нынешним медикам, будет выходить на ночные дежурства, давать наркоз, ставить капельницы и следить за работой мониторов, потому что есть такая работа — возобновлять жизнь.
С. ЗАВОЗИН.

НА СНИМКЕ: медицинские сестры Марина Радыш (справа) и Валентина Громова у кровати тяжелобольного.
(Публикуется в рамках
проекта «Будьте здоровы!»).

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS