16+
  • $:65.9961
  • €:73.2227
Вс 18 августа, 08:37, +17°C, ясно

«Стальная» женщина

«Что на роду написано, то и твое» — так говорят. Зинаида Степановна Клычникова, отметившая на днях 90-летний юбилей, считает иначе: «Вся человеческая жизнь — борьба. Человек выковывает свое счастье сам — поступками, отношением к делу». Вот такой бескомпромиссной в делах и суждениях знают Зинаиду Степановну многие урюпинцы. Судья с 20-летним стажем, затем три с половиной десятилетия адвокат, Клычникова — человек в городе и районе известный. О долгой жизни мы решили поговорить с юбиляршей в день ее рождения.


В праздничный день с утра квартира Зинаиды Степановны была заставлена букетами, не переставал звонить телефон. Никак не верилось, что у юбилярши такой солидный возраст: в здравом рассудке, с лицом моложавым, лукавством во взгляде, Зинаида Степановна рассказывала о жизни, припоминая самые мелкие детали.
Знакомы мы с ней давно, но только сейчас узнала, что она не здешняя, выросла в многодетной простой деревенской семье на Рязанщине. Ее мать подняла семерых деток, отец работал в лесничестве. Откуда у крестьянской девчонки появилось желание изучать юриспруденцию? Говорит, что однажды сельская женщина выделила эту девочку из всех остальных, сказав, что Зинаида станет известным на всю округу человеком и что люди будут идти к ней за помощью. Может, приметила в маленькой Зине обостренное чувство справедливости?
В трудовой книжке первая запись от 1948 года — выпускницу приняли в Дединовскую школу старшей пионервожатой. А она мечтала учиться на юриста и однажды поехала поступать заочно в юридическую школу. Поступила, закончила, и, как было в то время положено, вручая диплом выпускнице-отличнице, ее спросили, где бы она хотела начинать профессиональную деятельность. «Если судьей, то хоть на краю света», — ответила она. «Зачем же такая жертва?» — улыбались члены госкомиссии. «Хочу честно трудиться на благо Родины!» — твердо сказала Зинаида. «Ну тогда туда и пошлем», — пообещали ей члены комиссии по распределению. И направили в Ханты-Мансийский автономный округ.


В тюменском аэропорту 24-летнюю девушку встречали как самого важного человека: полгода здание районного суда пустовало, ехать сюда побаивались. В эти таежные места в начале 50-х годов хлынули уголовники, и в этих медвежьих углах убить человека и замести следы, говорили, было плевым делом… «Вам придется работать в самой глуши. Не побоитесь?» — спрашивали молодого специалиста. Она не побоялась.
В то время должность судьи была избираемой. Молодой кандидат Клычникова на вопросы отвечала ясно и четко: «Выбор в профессии неслучаен, буду служить народу, доказывая, что в суде работают честные люди».
Ни у кого не возникло сомнения в этой кандидатуре, тем более что в трудовой книжке уже были благодарности с поощрениями.
Жила в неблагоустроенной, холодной бревенчатой избе с печкой. «Зато в коллективе сложились теплые, доверительные отношения, — вспоминает Зинаида Степановна. — А вот на личную жизнь времени не хватало».
Приходилось завершать скопившиеся уголовные и гражданские дела, учиться одновременно во Всесоюзном юридическом заочном институте. Ночами перечитывала Уголовный кодекс, заучивала статьи, изучала тома дел. Ее выступления в суде были отточенными, громкими, а приговоры — бескомпромиссными. Судья Клычникова не стеснялась вступать в споры с прокурором, в дебаты с обкомовскими работниками и даже порой со всесильным КГБ. Кстати, замуж она вышла за сотрудника органов госбезопасности, родилась дочь, но брак оказался недолгим.
Сегодня, вспоминая трудовой путь, она говорит, что только один раз вынесла заведомо неправосудное решение.
— Я обошла закон и считаю, что справедливо, — вспоминает она, — На юридическом языке это называется «незаконное воссоединение матери с ребенком». Не устояла перед слезами малыша, который тянул ручки к матери. Это был тот случай, когда судила не по закону, а по совести…
Может, еще и потому, что сама многого недодала дочери в силу большой загруженности. Зато сегодня двум внучкам всячески старается помочь. Девочки, подрастая, вряд ли слышали от бабушки страшные истории про то, как на нее, народного судью, вели охоту бывшие осужденные, как в мороз в санях замерзала, проделывая длинный путь в отдельные селения, как чуть не утонула в холодных водах Иртыша, торопясь на лесоучасток для расследования дела…
Трудные были годы, но они закаляли характер. Когда Клычниковой предложили повышение — на должность окружного судьи, она отказалась: «Не мое — перекладывать бумаги на столе. Люблю работать с людьми».
В Урюпинск приехала в середине 60-х. Пять лет работала судьей в городском нарсуде. Порой исполнять закон было непросто. Тогда над судами довлели партийные органы, однажды это решило и ее судьбу. Человека хотели лишить работы за вероисповедание, а суд встал на его защиту. Решение судьи Клычниковой оставили без изменений, зато в следующий раз участвовать в выборах не позволили. Так в семидесятых годах Клычникова перешла в адвокатуру.
— Я сразу разглядел в Зинаиде Степановне надежного человека, — рассказывает бывший заведующий городской юридической консультацией Николай Яковлевич Кушнарев. — К ней потянулись клиенты, и это порой вызывало у коллег ревность. Я же советовал присмотреться к работе Зинаиды Степановны. Она сочетала в себе высокий профессионализм и ответственность перед доверителем.
Многие урюпинцы и сегодня вспоминают ее добрым словом за участие в их судьбе, хотя о жесткости и строгости ее ходили легенды. Когда исполнилось 75 лет, она написала заявление об увольнении в связи с выходом на пенсию, но ее попросили остаться. Через год женщина со стальным характером, как иногда называли Зинаиду Степановну за глаза, все же погрузилась в дачные хлопоты и заботы о родных.
Кстати, пенсионеркой она не является: она судья в отставке и находится на пожизненном содержании Судебного департамента Российской Федерации.
Н. ФЕДОСОВА.

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS