16+
  • $:57.6527
  • €:69.0737
Вт 9 сентября, 06:36, +2°C, ясно

Жалость любит меру

Не повезло Тане с родителями. Отец — ни рыба ни мясо, да еще к водке пристрастился. Мать, нечистая на руку, больше бывала в местах не столь отдаленных, а если дома, то не до девчонки: в руках — рюмка, в зубах — сигарета. Сначала родители развелись, потом мать лишили родительских прав. Росла Таня с дедом да бабкой. Дедушка хороший был, только все больше под хмельком, поэтому особых уроков внучке не давал. Как, впрочем, и бабушка — по причине малограмотности.


Дед умер, и все свое детство девочка продержалась за бабушкину юбку. А той что? Внучка сыта, обута, не то что она в послевоенное детство. Безотцовщина. Батяню убили в начале войны. А у внучки опека, деньги идут исправно. В школе не успевает, перевели в коррекционную. Не беда, она сама прожила без высшей математики. Умники вокруг посмеиваются: мол, девчонка недоразвитой растет — так шиш им. Нечего и речь вести об этом, незачем дитя позорить. Не пьет, не курит, дома сидит — какого рожна еще надо? Только жалеть ее надо, бедняжку. А позже и на работу внучку устроила — полы мыть к хорошему начальнику. Тот не мог отказать Петровне (так звали бабушку), пожалел и ее, и девчонку.
Время не остановишь, выросла девка. Раз — и забрал ее парень урюпинский. Петровна плакала даже: как же она одна в старости? Пока горе переваривала, Таня вернулась: быстро раскусил парень ее отсталое развитие. А тут еще, как на грех, изменилась она, стала замкнутой и безразличной — сон до полудня и никакой помощи. Что ни говори — как горох об стену! Каждый вечер у бабушки скандалы и слезы. Понимает, что не так что-то. Как внучка жить без нее будет? На девятом десятке Петровна и не выкарабкалась при очередном гипертоническом кризе.
После смерти бабушки соседи просто диву давались — у внучки словно крылья выросли, светится в каком-то счастливом ожидании. Но, по известной причине, фантазии и планы теперь уже молодой женщины оказались просто пшиком. Бездействие и иждивенчество вошли в привычку. Перезимовать первый сезон кое-как удалось, помогали мизерные бабушкины накопления, а на другую зиму из-за долга перекрыли газовый кран. Устроиться даже простой уборщицей невозможно: нужны деньги на медкомиссию. В отделе субсидий только развели руками — нужен доход, хоть пенсия, хоть группа инвалидности, а ничего этого нет. Помочь Тане может только она сама. Но, вступив во взрослую жизнь, молодая женщина оказалась неприспособленной к ней. Житейские сложности не под силу.
Случай этот не выдуманный, а реальный. Трагедия и причина его в том, что все должно делаться своевременно и в меру. В том числе и жалость. Добиваться сегодня помощи государства для Тани просто некому, к тому же сделать и это тоже далеко не просто!

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS