16+
  • $:76.4667
  • €:90.4142
Пн 26 октября, 15:42, +12°C, облачно

У людей возник вопрос: куда в деревне деть навоз?

Откровенно говоря, поначалу этот вопрос вызвал у меня некоторое недоумение — для человека, выросшего в деревне, он звучит немного диковато. Отлично помню, как эта проблема решалась в нашем подсобном хозяйстве: часть отходов животноводства (проще говоря, навоз и помет) отправлялась в компостную кучу, перепревала и далее — на огород. Это же «а-ля натюрель» — удобрение получше любой химии! Остальное за денежку (а порой и за жидкую валюту) знакомый тракторист вывозил на полулегальную свалку на отшибе хутора. И ни у кого вопросов не возникало: ни у сельского главы, ни у экологов, ни у правоохранителей. Органика через годок-другой превращалась в отличную почву (на ней, помнится, потом вырастали ядреные шампиньоны).


Сейчас такой подход уже не работает, можно и на штраф нарваться. Поэтому у жителей и возникают вопросы вроде того, который мы вынесли в начало статьи. Поиск ответа занял несколько недель — столько длилась переписка с различными инстанциями.
НАВОЗ
НЕ В ЗОНЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Последние несколько лет нас приучают к цивилизации: мусор вывозится строго по графику, местами появились контейнеры для раздельного сбора макулатуры, стекла и пластика, повсеместные нелегальные свалки официально закрылись. Все твердые коммунальные отходы Урюпинска и района транспортируются на межмуниципальный полигон ТКО, а ведают этими вопросами региональный оператор в лице ООО «Управление отходами — Волгоград» и его субподрядчики. Стало ли чище — вопрос спорный, но порядка в «мусорном» вопросе однозначно стало больше.
Вот только навоз региональный оператор у вас вряд ли примет. По соглашению с областными властями он работает только с твердыми коммунальными отходами (ТКО) IV-V классов опасности. Федеральное законодательство относит к ним «отходы, образующиеся в жилых помещениях в процессе потребления физическими лицами, а также товары, утратившие свои потребительские свойства в процессе их использования физическими лицами в жилых помещениях в целях удовлетворения личных и бытовых нужд». ТКО — это и отходы, образующиеся в процессе деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, если они аналогичны по составу тем, которые образуются в жилых помещениях.
А вот отходы животноводства, как пояснил нам региональный оператор, ТКО не являются, поэтому их нельзя ни сгружать в мусоровоз, ни складировать на контейнерных площадках. Забирать их никто не обязан. Но и самостоятельно отвезти их на полигон за отдельную плату, как выяснилось, тоже не получится.


НАВОЗ НАВОЗУ РОЗНЬ
Это только на первый взгляд весь навоз примерно одинаковый. А вот разработанный Росприроднадзором Федеральный классификационный каталог отходов (в нем содержатся сведения об источнике, структуре и степени опасности всех отходов, которые производятся в стране) выделяет несколько десятков видов отходов животноводства. И относятся они в основном к III и IV классам опасности (умеренная и низкая опасность для экосистемы), то есть перевозить, например, свежий куриный или конский помет может только лицензированная организация, имеющая спецтранспорт. В Урюпинске есть три организации, отвечающие этим требованиям, — эксплуатант межмуниципального полигона ООО «ЭкоСфера», МУП «Санитарная очистка» и МУ «Благоустройство и озеленение». Но и тут все оказалось не так просто. Как пояснило нам руководство «Саночистки», для транспортирования отходов животноводства кроме лицензии необходимо иметь еще и паспорта на каждый вид отходов. А так как в организацию никто не обращался за такой услугой, то и паспорта соответственно не изготавливались. Да и технической возможности для вывоза навоза у «Саночистки» нет. Аналогичный ответ пришел и из «БиО». «ЭкоСфера» на наш официальный запрос не ответила, но, по данным Росприроднадзора, у организации есть лицензия на сбор, транспортирование и размещение далеко не всех видов отходов животноводства.
На территории Урюпинского, а также соседних Алексеевского, Нехаевского и Новониколаевского районов организаций, имеющих лицензию на работу с навозом, нет вовсе. Вот и получается, что вывезти такие отходы цивилизованным способом не получится при всем желании. Найдутся ли такие цивилизованные граждане, готовые дополнительно раскошелиться, — другой вопрос. Думается, что вряд ли. Ответы «Саночистки» и «БиО» это подтверждают. Но и потаясь везти отходы ЛПХ или КФХ в ближайшую лесополосу тоже не выход. Поймают — выпишут нехилый штраф. Апеллировать к тому, что в городе и районе просто не к кому обратиться за такой услугой, бесполезно. Да и вообще жизнь по принципу «где живем, там и…» еще никому не добавляла плюсов к карме. Но ситуация получается какая-то патовая.
НЕ ОТХОД, А ПРОДУКЦИЯ
Но давайте взглянем на вопрос под другим углом. То, что и мы, и законодатель упорно называем «отходами животноводства» — навоз и помет, может считаться органическими удобрениями. Ценной продукцией, которую грешно вывозить на свалку. Правда таковой она становится через годок другой, после перепревания, но ради финансовой выгоды, можно и подождать.
— Был у нас подобный опыт, — говорит глава Добринского сельского поселения Алексей Бондаренко. — Отводили на территории место, куда жители могли свозить навоз для складирования и перепревания. Но вместо органики туда стали свозить и весь прочий мусор, который накопился в хозяйстве. Такие удобрения, сами понимаете, никому не нужны.
Коллективный подход, как видим, в этом вопросе работает неважно. На известном сайте бесплатных объявлений за ведро перепревшего навоза просят 25-30 рублей. Получается около 3 тысяч рублей за тонну. Но дачники не скупятся. Зная о ценности такого органического удобрения, некоторые районные аграрии (те, у кого еще осталось животноводство) применяют его на своих полях. Своих тонкостей в этом деле, кстати, тоже хватает, бездумный подход губителен для земель. А в одном из районных хозяйств лет десять назад экспериментировали с установками для производства биогаза, но из-за дороговизны оборудования развернуться им не удалось. Законодатель, правда, и тут пытается вставить сельхозпредприятиям палки в колеса, требуя оформления лицензии на работу с отходами, чтобы те могли законно использовать собственный навоз на собственных полях. Ситуация довольно абсурдная. Минприроды еще в 2016 году дало разъяснения, что при использовании навоза для собственных нужд с соблюдением природоохранного законодательства ни лицензий, ни паспортов, ни прочего оформлять не нужно. Список условий для производителей такого продукта довольно внушительный — например, все операции с ним надо отражать в хозяйственном и бухгалтерском учете. Сертифицироваться же нужно только тем, кто использует навоз для получения прибыли. А предприниматели и юридические лица, по толкованию ведомства, вправе самостоятельно решать, что именно образуется в результате их деятельности — опасные отходы или ценный продукт. Однако органы контроля и надзора такая вариативность не устраивает, и в адрес сельхозпроизводителей все равно поступают претензии экологического характера. О таких случаях в нашем районе нам ничего не известно, но в других регионах подобное практикуется.
НАВОЗ И НЫНЕ ТАМ
Над правовым статусом отходов животноводства законодатели ломают голову уже много лет. Взять этот вопрос на контроль, конечно же, требуется. Особенно после того, как был принят закон об органике и страна задалась целью накормить себя и мир экологически чистой сельхозпродукцией. Но усложнять жизнь крупным сельхозпредприятиям и мелким ЛПХ не стоит. Должны быть четкие и понятные правила игры. Пока этого нет, даже законодатели в некоем ступоре. Что уж говорить об аграриях. А поголовье животных и птицы в Урюпинске и районе между тем неуклонно сокращается. В районе, например, за последние четыре года более чем в два раза снизилось поголовье овец и коз. В 2016 году, по данным Всероссийской сельхозпереписи мелких рогатых насчитали 15927 голов, а в первом квартале текущего года, как рассказали в районном сельхозотделе, их осталось чуть более семи тысяч. Снизилось количество птицы, поголовье КРС держится примерно на одном уровне, но тенденции к росту нет. Если дальше пойдет также, скоро навозная проблема снимется сама собой, его просто некому будет производить.
Но пока народ все же задает вопрос, упомянутый в заголовке. В «Урюпинской правде» частенько публикуются объявления с предложением привезти навоз. Мы же позвонили по указанному телефону со встречным предложением — забрать его у нас. Ответ был кратким: «Говори, куда подъехать». Получается, если по закону нельзя, немного в обход все-таки можно.
Д. ХОМЮК.
(Публикуется в рамках проекта «Солнечная сторона»).

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS