16+
  • $:66.2550
  • €:75.3916
Сб 15 декабря, 14:43, -4°C, облачно, небольшой снег

«Но ничто не изменилось в город-ском саду»

С центральным городским парком или горсадом, как его называли раньше, неразрывно связаны детство и юность многих поколений горожан — так что с этой стороны в нем действительно ничего не изменилось. А обо всём остальном мы постарались вспомнить и рассказать.

НАЧАЛО
Сначала это было больше двух десятин земли, где в 1875 году здешний садовод Петр Иванович Просвиров создал место для общего отдыха  — высадил вербу, ясень, клен, березу, акацию. На старых фотографиях видно, как оно буквально утопает в зелени. Уникальный Черничкин сад за станицей выращивал тоже Петр Иванович. А улица, выходившая к кинотеатру «Мираж» рядом с горсадом, называлась Просвировской (сегодня это Октябрьская, на месте «Миража» — «Мир»).
В революционном 1917-м в горсаду проходят демонстрации и митинги. А на память о вскоре разгоревшейся братоубийственной  войне остается памятник — мало кто знает, что это еще и братская могила или даже несколько могил красноармейцев: традиция устраивать захоронения в центре сел и городов родилась на заре советской власти. По одной версии, хоронили в промежутках между боями, когда станица переходила из рук в руки. По версии иной, останки, не особо разбираясь, перевезли из района нынешнего Песочного карьера, где противоборствующие стороны расстреливали друг друга: однажды здесь казнили полтора десятка китайцев-наемников, воевавших на стороне красных. Так что Бог весть, кто именно упокоился этой могиле, — точное количество неизвестно, сохранились отдельные имена. Предполагается, что здесь похоронен Алексей Селиверстов, местный большевик, первый редактор «Донской правды», позже — «Урюпинской правды».
В 1922-м по решению исполкома горсовета на могиле поставили памятник — с тумбами-конусами, перекладинами, цепями. Во время Великой Отечественной войны его повредила упавшая неподалеку бомба. В 1975-м сооружение сменили на новую небольшую стелу, памятную многим, — с изображением красногвардейца в буденовке и надписью «Героям-землякам, павшим в годы Гражданской войны». Стела простояла до 2010-го, когда установили третий по счету памятник.            
Любимый в народе актер Владимир Этуш во время войны залечивал тяжелое ранение в одном из урюпинских госпиталей. Он вспоминал, как выздоравливающие в больничных халатах, накинутых поверх нательного белья, убегали из госпиталя в горсад —  повальсировать на танцплощадке с девушками. Те, кому здоровье не позволяло бегать и танцевать, в том числе и сам Этуш, завидовали и смотрели из окон. Где именно лечился будущий актер, неизвестно — горсад можно было видеть из зданий трех госпиталей.
В феврале 1947-го в нем появляется вторая могила — Героя Советского Союза летчика-штурмовика Георгия Попова, нашего земляка, погибшего в эстонском Тарту. Дом родителей героя был совсем недалеко от могилы сына — у Колхозного рынка, с ними жила дочь летчика, Эля.
ОТ РАСЦВЕТА
ДО ЗАКАТА
Расцветом парка можно считать несколько послевоенных десятилетий, когда он стал основным сезонным сосредоточием отдыха и развлечений урюпинской молодежи. Парк окружал высоченный деревянный забор, центральный вход с Садовой (ныне улица Гагарина) находился левее от теперешнего. В 50-60-е вход был платный и стоил рубль. Желающих пролезть сквозь дырки в заборе отлавливали участковые.
Рубль — тогда это были деньги. Бутылка плодово-ягодного вина производства Урюпинского пивзавода стоила 92 копейки и прозывалась «плодово-выгодным». Вином и не только торговали в кафе «Березка» с летними террасами и выкрашенными под березы столбиками (сегодняшний «Теремок»). На закуску подавали бутерброды, салатики, конфеты-батончики. Цвели белоснежные акации и черемуха, а Толя Дизель, знаменитый на весь город здоровяк, в одиночку выгружал бочку только что привезенного пивка, и продавщица Машка Несина ему первому наливала кружку свежего «Жигулевского» (других сортов тогда не было). Про Толю рассказывали, что однажды он в одиночку вытолкал из грязи застрявший автобус с пассажирами.
Для непьющих и детворы были павильоны и киоски с мороженым и газводой — морсом, ситро, крем-содой, крюшоном. Торговали и папиросами поштучно. Работал кинотеатр «Летний» — самыми крутыми считались фильмы со стрельбой, иногда пацанву пускали на сеансы за какую-нибудь помощь — уборку листвы, например. Озеленением заведовал садовник Николай Игнатьевич Долгополов, фронтовик с контузией и орденом, по прозвищу Тля-тля. Дорожки и клумбы регулярно поливались, одна из них имела форму пятиконечной звезды. В доме барачного типа на территории горсада жили пять семей сотрудников кинофикации и Урюпинского драматического театра — их детям сверстники завидовали по-черному: шутка ли, жить в таком расчудесном месте! В горсаду в те благословенные времена друг за другом директорствовали Мария Спикина, Сергей Попов, Василий Моторкин.
Те, у кого не было лишнего рубля, гуляли в Сталинском сквере по соседству (сегодня сквер Павших Борцов). Или ходили по «стометровке» — так называли центральную площадь с окрестностями. И слушали музыку, доносившуюся из «клетки» —  танцплощадки горсада, обнесенной штакетником. Танцы были, пожалуй, главным событием выходных. Играли вживую — духовые оркестры, потом ансамбли. Бетонный пол еще не сделали — танцевали на деревянном помосте, под который лазили пацаны собирать выпавшую у пар мелочь. Днем танцмейстер драмтеатра Зоя Гулидова обучала своему искусству всех желающих.
Почти таким же обязательным номером вечерней программы, как танцы, год за годом были драки. Наступят 70-80-е, над парком зазвучат «Отчего ж я невезучий» и «Но, как облака, ты так далека», а литр вина-«червивки» на разлив будет стоить те же 90 коп. И всё так же бескомпромиссно в парке будут выяснять отношения «колтуки», «опаруха», «кильдимы», «городские». Дрались жестоко. Милиции и комсомольцам-дружинникам хлопот хватало. Отдельная тема — драки местных с солдатами из стоявшей в городе дивизии. Новость о самом серьезном таком побоище, начавшемся в «клетке», в середине 70-х передал западный «Голос Америки» — по мнению властей, враждебная радиостанция, которую в Стране Советов любили тайком послушать по ночам.       
В ДЕНЬ
СЕГОДНЯШНИЙ
В аттракционах чего-то сверхпримечательного не было — в разные годы в парке работали молот для измерения силы, карусель «Ромашка», ездивший по кругу «Паровозик», комната смеха, качели-лодочки, которым, казалось, сносу не будет, и что-то еще, забытое и несохранившееся. К 90-м годам или еще раньше всё это, вплоть до скамеек, приходит в запустение, ржавеет и скрипит, зарастает кустарниками и травой. Сюда ходят с детьми больше по привычке и лишь потому, что идти особо больше некуда. Состояние парка не ругает только ленивый, кроме облюбовавших это место нетрезвых компаний.
В 2000-х в парке проводят давно назревшую реконструкцию — городская администрация приобретает современные аттракционы, обветшавшая изгородь меняется на металлическую, проводится ряд работ по благоустройству. Появляется новый асфальт, клумбы с розами, начинает работать фонтанчик, и многое делается на средства, заработанные уже самим парком. Его украшают деревянные скульптуры, изготовленные урюпинским художником Юрием Путимцевым. Благотворительный фонд «Обнаженные сердца» модели Натальи Водяновой дарит игровой комплекс «Фрегат».
В парк с удовольствием снова водят детей, здесь прогуливаются и сидят на скамеечках взрослые. А перед сценой-«ракушкой», возвращаясь во времена своей юности, по выходным танцует старшее поколение, всё еще называющее парк горсадом. Но, как его ни называй, пусть и для новых поколений он останется таким же любимым и желанным, как и для тех, кто приходил сюда много лет назад.   
Использованы материалы Урюпинского художественно-краеведческого музея и воспоминания горожан Владимира Севастьянова, Алексея Торопылина, Михаила Кузьмина, Владимира Кривошеева и др.
P. S. За последние годы в парках и скверах города проведены масштабные работы по благоустройству. В 2017-м благодаря федеральному партийному проекту «Единой России» «Парки малых городов» и государственному приоритетному проекту «Формирование современной городской среды» преобразился сквер имени Комсомола.

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS