16+
  • $:59.2746
  • €:69.6654
Ср 22 ноября, 12:24, +4°C, облачно, небольшой дождь

По лесам, полям, и балкам

Пять утра, солнце еще не встало, температура — не выше плюс шести, а в кабине «уазика» тепло от работающего двигателя. Вместе с членами районного общества охотников наш корреспондент побывал в субботнем рейде по угодьям охотхозяйства «Урюпинское».


Проблема нарисовалась неожиданно. Охоту на пернатую дичь областные власти разрешили с 23 сентября — позже, чем обычно, из-за угрозы пожаров. А 22-го, когда стрелки уже проверили порох в пороховницах и приобрели путевки, охоту решили отложить всё по той же причине — на неделю, до
30-го. Но как оповестить охотников? Только на местах! Потому и потребовался рейд. Кроме разъяснений, это неплохо и для профилактики — вдруг кто-то браконьерствует?
О переносе, как вскоре выясняется, слышали не все — в шестом часу возле у озера Чиганаки пальба стоит страшная. Охотники, видно, полезли в болота за утками и куликами. А мы, послушав с дороги канонаду, катим дальше. За посадками видны рокочущие трактора, идут полевые работы. Кукурузу еще не убирали, и это — раздолье для кабанов, приходящих сюда по ночам: мама-свинка валяет высокую кукурузину, и детки, похрюкивая, объедают початки. За Дубовкой поворачиваем налево, и, пока «уазик» подпрыгивает на кочках, председатель общества охотников Виктор Чернов, уроженец этих мест, проводит небольшую экскурсию по здешним раздольям.
Вон ту ровную площадку называют Аэродромом — отсюда взлетали «кукурузники», обрабатывавшие поля от вредителей с воздуха. Пруд Березовый, пруд Красный, Кожаная балка — Бог весть, почему она так зовется. В одноименной с Березовым балке живет семья бобров — вот их дорожка и осинки, погрызенные острыми зубами. Встречаются охотники. Узнав от нас, что с добычей дичи надо повременить, они достают из багажников рыболовные снасти — выходит, не зря их прихватили. Самый проворный скоренько накачивает резиновую лодку и уже забрасывает спиннинг с середины водоема. Здесь водятся щука, линь, окунь, карась. А на берегах, заросших настолько, что кое-где продираешься с трудом, растут грибы — подосиновики, подберезовики и даже белые. И мы занимаемся тихой охотой, раз уж громкой пока нельзя. Минут за двадцать набрав половину большого пакета, едем за Лучновку. Здесь, за Лучновской тубой (так казаки называли старое русло Хопра), в прошлом году браконьеры подстрелили двух сохатых. Это место называют Старым городком — наверное, несколько столетий тому назад здесь было казачье поселение. Но сейчас не до краеведения.
— С одного лося мясо обрезали до костей, — вспоминает егерь Дмитрий Каратаев, обнаруживший следы этих преступлений. — От второго осталась только шкура. Что ж за варварство такое, не в голодное же время живем!..
А нынче здесь всё спокойно — встречаются лишь следы автомобилей. Тишина. И красота. «Лес, точно терем расписной, лиловый, золотой, багряный», — приходят на ум строчки Бунина из школьной программы.
На обратном неспешном пути мы заезжаем в сосны — здесь в местечке, прозванном Подгорьем, отдыхают члены первичного коллектива охотников хутора Петровского — пьют чай, заваренный на травах, рассказывают о былых охотничьих трофеях. Последнюю новость они уже слышали, потому ружья не стали даже расчехлять. Следом за нами подъезжают лесники — напоминают, что костры разводить нельзя. Мы и не разводим — чай и из термосов хорош, тем более на свежем и чистом воздухе!
Отсюда, с Подгорья, вид раскрывается расчудесный и необъятный: сосновая рощица обрывается и представляются такие просторы, что дух захватывает, и сверху — голубое прозрачное небо с редкими белоснежными облаками. Жаль, не взял с собой фотоаппарат…Светит солнце, и пора снимать теплые  куртки, без которых мы продрогли бы утром. День на природе — это как сказка, особенно если замечать и понимать всё происходящее вокруг. За один такой день не жалко отдать три, проведенных в надоевшем тесном городе. Разве нет?
С. ЗАВОЗИН.
Фото автора.

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS