16+
  • $:65.5149
  • €:74.3332
Вс 24 февраля, 00:15, -13°C, облачно с прояснениями

За строкой на плите

Несколько лет назад в городском сквере Павших Борцов был установлен мемориал с данными урюпинцев, не вернувшихся в фронтов Великой Отечественной войны. На плитах — больше тысячи трехсот фамилий, и почти треть из них — пропавшие без вести. Супруги Людмила и Юрий Неделько по архивным документам выяснили судьбу некоторых из них и, кроме того, установили сведения о всё еще не увековеченных воинах. Очевидно, это будет интересно родным солдат и вообще всем, кто интересуется таким поиском.


Красноармеец-связист Иван Аникин 1911 года рождения пропавшим без вести значится и на мемориальной плите в сквере, и в Книге Памяти Урюпинского района. В Урюпинске его жена Елена жила в доме на ул. Коммунистической, 37 (с тех пор нумерация домоволадений поменялась фактически на всех городских улицах). В октябре 1941-го вскоре после мобилизации Урюпинским райвоенкоматом Иван попал в плен под Брянском. Но в отличие от сотен тысяч соотечественников он выжил, вернулся домой, а потом переехал на Украину. Других сведений не имеется.
Имени лейтенанта транспортного батальона Ивана Аверьянова, родившегося в 1912-м и когда-то жившего на ул. Майской, 17, на плитах нет. Кадровый военный, он угодил в плен, когда с начала войны не прошло и двух месяцев, — в начале августа под городом Терновка Днепропетровской области. В марте 42-го военнопленный Аверьянов умер от истощения и энтероколита. А Майская сегодня — это начальная часть ул. Кривошлыкова.
По той же причине в мае 42-го умер 27-летний лейтенант Никита Белоусов, воентехник артполка. Кто-то из его родственников жил на ул. Большой Песчаной, 7 (теперь это улица Пушкина), а сестра — на соседней ул. Партизанской. В Красной Армии он служил с 1935 года. В мемориальных списках его нет.
На той же улице, зачастую именовавшейся просто Большой, в доме № 8, по соседству с Белоусовыми, своего мужа ждала Анастасия Бокова. Не дождалась — 29-летний лейтенант Павел Боков, помощник начальника штаба 641-го стрелкового полка, попал в плен в сентябре 41-го, предположительно, в Гомельской области, в апреле следующего года он умер от туберкулеза. Имя не увековечено.
Красноармеец-артиллерист Иван Котлов тоже не увековечен. До войны он жил с женой Марфой на ул. Цыбинской, 24 (ныне улица М. Горького). В июле 41-го его мобилизовал Урюпинский РВК, в августе Ивана взяли в плен под Гомелем, в декабре он умер в шталаге — лагере для солдат в местечке Вилькау в Саксонии, здесь, согласно документам, и похоронен в первой полосе участка 28, в могиле 6.
Михаила Коновалова, родившегося в 1919-м, призвали в 1939 году. Служил в Минске, в гаубичном артиллерийском полку. В плен попал в первый же день войны — 22 июня в Литве. Попал в один из самых страшных лагерей для советских военнопленных — под населенным пунктом Эрбке в Германии. Вместе с другими привлекался к обслуживанию частей люфтваффе. Умер в октябре или декабре первого военного года, не выдержав условий содержания и непосильного труда. В дом мамы, Анастасии Петровны, на ул. Советской, 140, пришло извещение о том, что ее Миша пропал без вести. Таким красноармеец Коновалов числится до сих пор в Книге Памяти и на плите мемориала.
Пропавшим без вести сюда занесен и Апаршин Александр Иванович или Владимир Яковлевич (разночтения возможны из-за того, что военнопленные, опасаясь за родных, иной раз сообщали ложные сведения о себе немцам, потому что попадавших в плен в Советском Союзе считали изменниками, их семьям пособия не полагались). Он родился в 1896 или 1898 году, вместе с женой Евдокией жил на ул. Ильменской, 38 (теперешняя улица Доценко). Под городом Миллерово Ростовской области в октябре 42-го его взяли в плен — возможно, раненым или больным, потому что буквально через пару дней урюпинец умер в шталаге города Смела Черкасской области на Украине.
Еще трое наших земляков служили в одной части — 1129-м стрелковом полку 337-й стрелковой дивизии, сформированной в Красноармейске под Сталинградом. На мемориале они записаны пропавшими без вести. Все трое погибли в боях в Балаклейском районе Харьковской области УССР. Это Игнат Кузнецов 1906 года рождения (домашний адрес — ул. Хромовская, 30, позже ставшая улицей Гражданской). Места жительства еще двоих в документах не указаны, а сложили же свои головы на украинской земле урюпинцы Андрей Астафоров 1902 года рождения и Василий Апаршин, родившийся на год раньше. После войны, в 1946-м, Василия искала жена Елена. Судя по возрасту, у каждого из троих были семьи и, наверное, дети.
— Поиском солдат мы занимаемся давно, и среди них попадаются сведения об урюпинцах. Думаем, что нужны усилия по установлению судеб всех, числящихся пропавшими без вести. Для этого к работе с объединенной базой данных «Мемориал» в Интернете хорошо бы подключить школьников и студентов, — говорит Юрий Неделько. — Следует иметь в виду, что можно столкнуться с одной большой проблемой — данные на тех, кто выжил в плену и был освобожден, до сих пор закрыты и хранятся в архивах спецслужб. Открыт доступ только к сведениям о погибших военнопленных. Чего здесь засекречивать — непонятно, ведь столько лет прошло…
С. ЗАВОЗИН.


BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS